1. Наименование объекта культурного наследия –  Богоявленская церковь
2. Время создания (возникновения) объекта – 1763 г.
3. Адрес (местонахождение) объекта – ул. 25-го Октября, д. 17 а
4. Категория историко-культурного значения объекта – регионального значения  
5. Вид объекта – памятник    
6. Общая видовая принадлежность объекта – памятник градостроительства и архитектуры
7. Использование объекта или пользователь – Воронежская и Лискинская епархия
8. Общие исторические сведения об объекте. Празднику Богоявления посвящалась церковь в Пушкарской слободе, к северо-востоку от укрепленной крепости. Церковь строилась деревянной и была освящена в 1647 году. Архимандрит Димитрий (Самбикин), впрочем, считал, что это произошло в 1663 году.
В 1703 году храм сгорел, но был вновь восстановлен деревянным и освящен в ноябре 1705 года. Опасаясь за судьбу святилища, столь подверженного огненной стихии, пушкарцы в 1733 году начали строительство каменной трапезной с престолом во имя Сергия Радонежского. Окрестные жители как в воду глядели: в очередной крупный пожар в ночь с 9 на 10 мая 1748 года Богоявленская церковь сгорела. Уцелел только придельный храм в трапезной, его освятили 15 марта 1752 года. Постепенно началось восстановление всей церкви, но уже каменной. Маленькая церквушка была достроена через десять лет и освящена 19 июля 1763 года.
Как и всем городским церквам, Богоявленской в 1771 году выделили у ее стен место для кладбища. Но купцы Елисеевы, которые с 1737 года вели Синодик умерших, ни разу не упомянули о похоронах в ее ограде. Это не означает, впрочем, что здесь никого не хоронили, просто летописцы интересовались, в первую очередь, судьбой людей своего круга и местной знати, а у Богоявления обитали в основном мещане да ремесленники.
В 1841 году купец Михаил Максимович Клочков (1802 - после 1874) обустроил в Богоявленской церкви придел в честь ангела своей жены, освященный 4 мая. Придел наименовали в память святой мученицы Пелагии. Девица необыкновенной красоты, происходившая из знатной семьи язычников, она была казнена римским императором Диоклетианом в 287 году. Пелагии отрубили голову за приверженность христианству и за сопротивление домогательствам венценосца. Нетленный прах мученицы за веру был перенесен в Константинополь в середине VIII века.
Придел в честь святой Пелагии имел одну особенность, ставившую его особняком среди всех воронежских храмов. Рядом с иконостасом находилось резное изображение Иисуса Христа в терновом венце, сидящего в темнице. Каждую пятницу перед ним читался акафист Страстям Господним. Архимандрит Димитрий, правда, отмечал, что деревянная статуя - «неискусной работы», но и такая была редкостью в православных храмах, а в наших местных, насколько мне известно — единственной.
В марте 1854 года городской архитектор Михаил Иванович Клейнер (1825 - после 1865) по заказу духовной консистории выполнил проект перестройки Богоявленской церкви. В пояснении к чертежам он предлагал: существующее здание сломать, поскольку в его сводах и стенах обнаружились трещины, «распространить» его на пять аршин противу нынешних размеров, а с левой стороны колокольни сделать пристройку. В июне 1854 года проект М.И. Клейнера рассмотрели в Петербурге и утвердили с незначительными поправками.
Как претворялся проект на практике, неизвестно: в документах и в литературе нет об этом упоминаний, а чертежи в архиве не сохранились. Все-таки, видимо, его реализовали, ведь техническое состояние церкви в тот момент представлялось достаточно серьезным и капитальные работы были необходимы. Да к тому же в стоящем ныне здании с левой стороны колокольни имеется та пристройка, которая значилась в предположении 1854 года; хотя, конечно же, ломали церковь не до основания.
В оставшиеся до революции десятилетия храм переделкам не подвергался. Приход его в конце минувшего столетия насчитывал всего семьдесят дворов. Известно даже время, когда по его малочисленности не на что оказывалось содержать штат, и в 1810-1816 годах в Богоявленской церкви служили в очередь священники Богословского и Никольского храмов. Батюшке Фоме Петропольскому и его преемникам Фоме Голубятникову (1861) и Митрофану Трофимову (1871) удалось изменить ситуацию: при них церковь приобрела достаточные средства для содержани собственных служителей. Главным источником пополнения церковной кружки стали взносы на поминовение умерших. В 70-80-е годы позапрошлого века при протоиерее Евграфе Дмитриевиче Петрове была устроена богадельня на четыре человека, а причт стал пользоваться процентами с капитала в восемь тысяч рублей. Сам отец Евграф Петров (1820-1905), получивший место при Богоявленской церкви в приданое за женой, поповной Дарьей Фоминичной Голубятниковой (1869), в 1889 году принял монашество с именем Василия и стал архимандритом, наместником Митрофановского монастыря.
В конце XIX века, когда у Богоявления служил протоиерей Евгений Дольский (1866-1922) (один из его сыновей в послевоенные годы был проректором инженерно-строительного института), было открыто церковно-приходское училище (1894). Кстати, Е.А. Дольский возглавлял еще и Воронежское уездное отделение епархиального училищного совета. Помимо него в церкви служили диакон Григорий Зайцев и псаломщик Димитрий Трофимов. Приход насчитывал 53 дома и 467 душ обоего пола жителей, помимо православных имелись два «раскольника поморского толка». Старостой был купец Порфирий Дагаев.
Отцу Евгению Дольскому довелось встретить в этой церкви революционный 1917 год, ему же в январе 1919 года пришлось представлять Совнархозу перечень серебряных предметов, да еще оправдываться перед новой властью за задержку: дескать, искали рабочих, чтобы вынуть иконы из иконостаса, не повредив их... Список вещей, в сравнении с другими церквами, сравнительно короткий: три дарохранительницы, четыре Евангелия в окладах, три чаши с прибором, пять крестов, двадцать три лампадки, одно кадило. Значительная часть богослужебных принадлежностей была потом отобрана государством.
В начале 1920-х годов, когда власть имущие стали инспирировать и поддерживать расколы в православии, Богоявленская церковь оказалась в стане обновленцев. В 1922 году «ввиду продолжительного отсутствия» протоиерей Евгений Дольский был уволен за штат. Настоятелем церкви архиепископ Тихон (Василевский), сам качнувшийся в обновленчество, назначил отца Сергия Соболева, уже служившего здесь священником. Несмотря на полную покорность проводившейся правительством религиозной политике, жизнь храма легкой не была. Об этом свидетельствует сохранившаяся в архиве переписка С.А. Соболева с местным церковным управлением. Сложными оставались отношения с финансовыми органами, которые давили общину непосильными налогами за культовое здание, построенное предками прихожан на свои кровные средства. Священник был отстранен от руководства делами храма. Во главе общины стоял церковный исполнительный комитет, нанимавший по своему усмотрению священника и псаломщика.
Вот некоторые факты из жизни Богоявленского прихода; они весьма любопытны и характерны для того времени. В июне 1924 года верующие решили вернуться к использованию в богослужении старого стиля. В мае 1925 года отец Сергий обратился в церковный совет с заявлением о невозможности существовать на доходы, получаемые им, и о крайней бедности прихода. Решить эту проблему исполнительный комитет так и не смог. В июне 1925 года во время богослужения из придельного алтаря святой Пелагии были украдены иконы Спасителя и Божией Матери в серебряных ризах. В июле 1928 года в губернский архив были переданы церковные документы с конца XVIII века - метрические книги, исповедные ведомости, приходно-расходные книги. Но искать их там сейчас тщетно: материалы сгорели в годы минувшей войны.
Летом 1928 года клир и миряне Богоявленской церкви порвали с обновленчеством и присоединились к верующим патриаршей ориентации, которых возглавлял заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополит Сергий (Страгородский). Сергий Соболев получил от епископа Алексия (Буя) сан протоиерея и стал членом епархиального управления. В 1929 году составлялась инвентарная опись церковного имущества, где значились многие старые иконы, цела еще была и резная статуя Иисуса. Последние по времени документы относятся к маю 1929 года - церковь пока действовала.
Богоявленский храм закрыли в самом начале 1930-х годов. По всей видимости, здание сразу же передали городскому промышленному комбинату. По крайней мере, к 1948 году оно уже давно находилось в его руках. Сметно-финансовый расчет, составленный в этот момент ремстройконторой, предусматривал приспособление Богоявленской церкви под фильмохранилище. В прежних ценах работы обошлись бы в восемьдесят пять тысяч триста рублей, да еще сто двадцать тысяч промкомбинату в качестве компенсации за изымаемое у него строение. Но проект остался нереализованным: денег ли не отыскали, надобность ли в фильмохранилище миновала - трудно сейчас сказать. В церкви остался швейный цех комбината. Он находился тут до конца 1980-х годов, потом переехал из центра в специально возведенные цеха.
Трехъярусная невысокая колокольня без шпиля; придавленная к земле храмовая часть без купола, перекрытая двухскатной кровлей; трапезная в пять окон с дырами в стене от демонтированной вентиляции; осыпающаяся штукатурка и ветшающая кирпичная кладка - так выглядела совсем недавно Богоявленская церковь. Постепенно ее облик начал меняться, ибо возвратился прежний владелец. Теперь в здании закончены восстановительные работы.
9. Основная библиография.
Акиньшин А.Н. Храмы Воронежа. 2-е изд. В., 2003