Памятник Петру Первому Воронеж1. Наименование объекта – памятник Петру I
2. Общая видовая принадлежность объекта – памятник искусства
3. Время создания (возникновения) объекта – 1860 г., 1956 г.
4. Адрес (местонахождение) объекта – пр. Революции 21 в (сквер Петровский)
5. Авторы объекта – скульптор А.Е. Шварц, архитектор А.А. Кюи; скульптор Н.П. Гаврилов
6. Материал объекта – бронза, гранит
7. Категория историко-культурного значения объекта – федерального значения
8. Общие сведения и описание объекта.
Впервые мысль о сооружении памятника царю-реформатору, построившему в Воронеже первые в России военные корабли, была высказана в 1834 году. В это время воронежский губернатор Д.Н. Бегичев обратился к императору Николаю I со специальным представлением о проведении в городе комплекса мероприятий по увековечению памяти Петра I. Предполагалось выкупить у частных лиц остров и расположенное на нем здание цейхгауза, сохранившееся от петровских времен, а в комнату, принадлежавшую некогда Петру, собрать личные вещи государя и отделать «ее во вкусе того времени». В цейхгаузе планировали соорудить домовую церковь в честь святого Митрофана, а на берегу реки против острова поставить обелиск в память Петра Великого.
Николай I утвердил проект, но средств из казны не выделил, повелев собрать их с жителей губернии. Через некоторое время деньги собрали, но их оказалось немного, намеченные работы продвигались медленно. Успели выкупить остров и цейхгауз, когда в 1843 году было объявлено решение Николая I о прекращении работ по сооружению памятника «впредь до имеющей открыться к тому возможности». Кстати, одновременно с воронежцами к Николаю I обратился и тамбовский губернатор за разрешением установить памятник Петру I в Липецке и тоже добился согласия. Липчане подсуетились и соорудили у себя в 1839 году  обелиск, который и сейчас стоит в центре города. А воронежские отцы города не смогли осуществить задуманное. И слава Богу! Появись тогда обелиск в Воронеже, и не было бы у нас великолепного бронзового Петра, о котором мы и поведем дальнейший рассказ.
В 1857 году вступивший в управление Воронежской губернией генерал-майор Н.П. Синельников возобновил ходатайство о сооружении памятника Петру. Теперь уже решили поставить бронзовую статую во весь рост на новой городской площади; названной Петровской (со временем площадь превратилась в Петровский сквер). Губернатор представил новому императору Александру II описание предполагаемого памятника. Царь проект утвердил и даже выделил из казны 2500 рублей серебром на сооружение памятника. Никаких конкурсов не проводилось, а к работе над памятником привлекли известных в ту пору специалистов – скульптора А.Е. Шварца и архитектора Д.И. Гримма. Незадолго перед этим они совместно создали для Петербурга великолепную колонну в честь победы в русско-турецкой войне, изготовленную из стволов трофейных турецких пушек с крылатой богиней Победы на вершине. К сожалению, этот памятник не сохранился до наших дней.
Работы над петровским памятником для Воронежа начались в 1859 году. Статуя была отлита в Петербурге на «гальванопластическом заведении Генке, Плеске и Морана». Для пьедестала привезли красный гранит из Павловска Воронежской губернии. Работами по привязке памятника к местности и по его установке на площади руководил местный архитектор А.А. Кюи. Это был первый памятник Воронежа.
Торжественное открытие памятника состоялось 30 августа (по старому стилю) 1860 года. Местная газета писала тогда: «В 10 часов утра участвовавшие в торжестве открытия памятника войска заняли назначенные им места... При пении «Вечная память» вдруг отпали завесы, закрывавшие памятник, и в то же время войска отдали честь, а артиллерией произведена пальба 101 выстрелом».
С этим памятником связан интересный эпизод из жизни известного писателя и журналиста В.А. Гиляровского, который им описан в книге «Мои скитания». В 1879 году Гиляровский жил короткое время в Воронеже, куда приехал с труппой актеров и играл в драматическом театре. Гуляя однажды по городу ночью после спектакля, пришел он с друзьями к памятнику Петру. Напротив памятника стояло здание интендантства (теперь здесь - музей изобразительных искусств имени И.Н. Крамского). Заметив, что левая рука царя показывала в сторону, где находилась городская тюрьма, Гиляровский написал мелом на пьедестале:

СМОТРИТЕ, РУССКОЕ ДВОРЯНСТВО,
ПЕТР ПЕРВЫЙ И ПО СМЕРТИ СТРОГ –
ГЛЯДИТ НА ИНТЕНДАНТСТВО,
А ПАЛЬЦЕМ КАЖЕТ НА ОСТРОГ.

Гиляровский имел в виду ходившие по городу слухи о том, что интенданты проворовались, пустив налево военное имущество. А тюрьма тогда была там же, где и сейчас – у Заставы. Высоких зданий в Воронеже в те времена было немного, и бронзовому Петру с высоты его пьедестала она была хорошо видна.
А куда на самом деле показывает Пётр своей державной десницей?  Если встать у памятника с компасом в руках, то можно убедиться, что царь показывает на запад. А что он там увидел, на что хочет обратить наше внимание? Много было рассуждений на этот счёт за последние сто лет, но все они были из породы домыслов и предположений. Известному краеведу Валерию Кононову удалось найти ответ на этот вопрос.
В прошении губернатора Н. Синельникова на имя Александра II говорилось и о внешнем виде будущего памятника, каким бы его хотели видеть воронежцы: «Проект памятника, основанный на исторических фактах, изображает Петра Великого во весь рост, в мундире того времени, опирающегося одной рукой на якорь в память построения в Воронеже флота, а другой указывающего на Азов, покоренный этим флотом». А поскольку Александр II это прошение утвердил, то желание воронежцев превратилось в царское указание для всех работавших над памятником. Но для того, чтобы бронзовый Петр показывал левой рукой на Азов, т. е. на юг, его надо было в Воронеже в 1860 году поставить правым боком к Большой Дворянской. Это посчитали тогда некрасивым, а другое место для памятника искать не стали. Так Петр стал показывать своей царской дланью не на юг, как задумывалось, а на запад, и появилось много толкователей, расшифровывающих этот западный жест императора. Одни писали, что царь напоминает врагам о Полтавской битве, другие считали, что он советует своему народу учиться жить у Запада.
Во время войны фашистские оккупанты увезли бронзового  Петра на переплавку. А когда после войны памятник восстанавливали, московский скульптор Н.П. Гаврилов, работавший над статуей, повторил композицию прежнего памятника, не задумываясь, скорее всего, об истинном значении жеста левой руки. Да он и не имел права менять композицию монумента, так как получил задание не изменять полюбившийся воронежцам памятник. Единственное, на что решился скульптор, это задрать полу кафтана над левой ногой императора – на первом памятнике обе полы кафтана опущены.
10 января 1956 года на пустовавший 13 лет постамент водрузили новую бронзовую статую императора Петра Великого. Надписи на постаменте, выполненные из накладных бронзовых букв в 1860 году, сбили воинствующие борцы с самодержавием еще в 1918 году и несколько поколений воронежцев так и не ведали, что же там было написано. Более 80 лет на лицевой и тыльной сторонах постамента от этих букв оставались только дырочки в граните в тех местах, где буквы крепились. Правда, слово «Петр» сохранилось от прежнего текста – только букву «у» сбили. И ещё добавили рядом вырезанную из фольги римскую цифру I.
Но вот в конце ноября 2003 года стараниями воронежского предпринимателя С.В. Чижова надписи эти были восстановлены в том же виде, каким их впервые увидели люди 30 августа 1860 года, когда с памятника спало белое покрывало.
На лицевой грани постамента теперь можно прочитать слова:

Императору
Петру
Великому
1860 г.

Справедливости ради следует отметить, что последней в этом тексте буквы «г» не было на том памятнике, который открывали в 1860 году.
А на тыльной стороне постамента восстановлена следующая  надпись:

Воронежские
дворяне
и граждане.

Следует заметить, что воронежский памятник – один из первых в России скульптурных монументов царю–реформатору. До 1860 года, т.е. до открытия воронежского памятника, в России существовало только три таковых – знаменитый Медный всадник в Петербурге работы Э. Фальконе, не менее знаменитый и тоже конный памятник скульптора Б. Растрелли, стоящий в Петербурге у Инженерного замка, и третий – статуя во весь рост в Кронштадте. Все они сохранились до наших дней.
9. Основная библиография.
Кононов В. Воронеж. История города в памятниках и мемориальных досках. Воронеж, 2005.